Дай лапу, Джим!
ДайЛапу.ru
Питомник немецких пинчеров «Freyr Neit»
  ГЛАВНАЯ    СОБАКОВОДСТВО    ВЫСТАВКИ    САЙТЫ-ВИЗИТКИ    РАЗВЛЕЧЕНИЯ    ОБЩЕНИЕ  
ВОЙТИ       РЕГИСТРАЦИЯ    

19.10.2011

Собачья работа. При каких болезнях поможет канистерапия?

Метки новости:
больные, дети, работа, лечение
Опубликовать статью:
Предыдущая новость >>>

Лента собачьих новостей
Интересные разделы сайта:
Породы собак
с иллюстрациями и стандартами
Календарь выставок
все выставки России: САС и CACIB
Словарь собаковода
самый подробный с иллюстрациями
Лучшая шоу-собака года
всероссийский всепородный рейтинг
Ваш Виртуальный Питомец
уникальная онлайн игра
Собачья работа. При каких болезнях поможет канистерапия?
В мире собак давно привлекают к реабилитации, адаптации и социализации людей с проблемами в развитии и со смертельными недугами. С недавних пор в Казани опробуется авторская методика педагога Эмилии Деткиной, которая принесла результаты.

- Это такая же трудная работа для наших четвероногих друзей, как спасение людей на водах или в горах, - говорит Эмилия. - Как биолог, эколог, педагог и кинолог я изучила зарубежный опыт. В ходе научных исследований оформилась авторская методика. Канистерапией занимаются, в частности, в Москве, Новосибирске, но дело поставлено на коммерческую основу. Этот путь не для меня, я признаю чисто волонтёрское движение. Свою методику я три года апробирую: сначала занималась с детьми в коррекционных школах, затем – в городском Реабилитационном центре, где помогают детям и подросткам с ДЦП, аутизмом и другими отклонениями в развитии. Прихожу со своими тщательно отобранными собачками.

- По каким критериям отбираете?
- По породе и характеру. Собака должна быть миниатюрной, безопасной, обучаемой, человеколюбивой. Идеально подошёл цвергшнауцер. Таков, кстати, и германский опыт. Значение имеют окрас и пол, это влияет на характер. По окрасу «перец-соль» оправдали себя «девочки», а в чёрном – подходят и «мальчики». «Перцовых» – не беру, эти «мальчики» - бойцы. Два других окраса – «чёрный с серебром» и белый тоже не подошли. Первые – признают только хозяина, их к детям не приведёшь, вторые – с непредсказуемым поведением. Для меня главное – не навредить. Ни детям, ни делу.

- В чём ещё «изюминки» вашей методики?
- Я сама привожу собачек к детям. Коллеги в Москве, например, работают в специализированном коммерческом центре, куда больных детей привозят. Там предлагают научить дрессировать собак разных пород. В том числе среднеазиатскую или кавказскую овчарку, ротвейлера, тибетского мастифа… Но если собака любой из этих пород, даже суперподготовленная к общению, резко повернёт голову на звук, ребёнку с ДЦП мало не покажется, запросто повредит шейные позвонки. Я и к иппотерапии отношусь настороженно. Надо быть высочайшим профессионалом, а не просто «конюхом».

- Вы работали в больницах?
- Первый заход, по инициативе врачей, был в клинику восстановительного лечения после инфаркта и инсульта при РКБ. Контингент – 100 человек: подростки, взрослые, пожилые люди, некоторые - «колясочники», некоторые - частично парализованные… До, во время и после сеанса врачи измеряли артериальное давление у пациентов. Результаты обрадовали: оно нормализовалось. А для неврологических больных это очень важно. Помню в городском Реабилитационном центре для детей и подростков ребёнка с тяжелейшей формой ДЦП. Через год занятий его мама сказала: «Сын пошёл! Спасибо вашей Асе». Ася – цвергшнауцер, необыкновенно одарённая. Мы тогда занимались 2 раза в неделю по 30 минут. А ведь позитивный сдвиг в лечении ДЦП – это если заработала даже одна фаланга на пальчике.

- В чём состоял сеанс в восстановительной клинике при РКБ?
- В течение 1,5 –2 часов пациенты общались с тремя собачками: гладили или просто клали парализованные руки на спинку, кто-то просил поместить собачку на живот, утверждая, что исчезает боль, пытались разговаривать с ними…Продуцировались не только положительные эмоции, но была и мотивация упражнений для восстановления речевых навыков, моторики конечностей и др.

- То есть это не было представлением?
- Никаких цирковых трюков! Это редко проходит даже с детьми, хотя кое-где мы и собачьи концерты устраивали. Аутисты, например, боятся резких движений, лая. Работая с ними, мои цвергшнауцеры молчат и не навязывают своё общество тем, кто не хочет. Однажды в коррекционной школе мне встретился мальчик-аутист, он побоялся зайти в актовый зал, когда мы впервые приехали. В итоге, не сразу, конечно, он гулял с Асей по этому залу, гладил её и расчёсывал. Его мама глазам своим не верила.

- Тяжёлая, наверное, для собак работа!
- После сеансов они долго восстанавливаются, очень устают, буквально выдыхаются. Порядка 7-8 собачек за несколько лет у нас прошло. Не каждая выдержала. Но Ася живёт, хочет и может работать! И не одна она такая.

- Есть ли поддержка таких, как вы, волонтёров? Ведь родители больных детей готовы схватиться за любую соломинку.
- Всё делаем в свободное от основной работы время, на безвозмездной основе. А ведь нужен транспорт, чтобы доехать с животными до какого-нибудь загородного учреждения: дома престарелых, интерната, диспансера…Необходима поддержка движению «Собака-доктор»! Педагоги, врачи, психологи знают об эффективности методики, готовы использовать наработанный опыт, поскольку видят обнадёживающие результаты. С детьми, например, которые больны ДЦП, аутизмом, имеют отклонения в психическом развитии, надо работать много лет, как делают в Германии, используя канистерапию. На нашем опыте сейчас диссертации пишут на факультете общей психологии Астраханского университета. Я в прошлом году проводила там мастер-классы, выступала на международной научно-практической конференции. Из разных городов поступали предложения поделиться авторской методикой, составить бизнес-план, чтобы открыть специализированный кинологический центр… Но я против любой коммерциализации в святом деле помощи больным людям всех возрастов. На чистом энтузиазме мы пока продолжаем работу. Нас признали в минобрнауки РТ, в органах соцзащиты, а вот минздрав нами не интересуется. К тому же сейчас городской Реабилитационный центр, с которым мы сотрудничаем три года, не имеет права заключать договора с педагогами. Разные «епархии» – социальная и образовательная сферы. Нас развели. Кому это на пользу? В лечении болезней, где можно применять канистерапию, надо использовать любую возможность, чтобы вернуть людей к нормальной жизни.

Комментарий
Марина Васильева, зам. главврача по медицинской части клиники восстановительного лечения при РКБ:
- Любое живое существо, дающее тепло, заряжающее положительной энергией, может помочь в реабилитации больных. То, что в течение тяжелых заболеваний помогают, например, лошади, - общеизвестный факт. Также и собаки могут стать одним из факторов успешного восстановительного лечения. Они уже давно помогают слепым и слабовидящим людям как поводыри и очень хорошо зарекомендовали себя в этом качестве. В этом случае у них, конечно, другая задача - они являются точкой опоры для человека с ограниченными возможностями. Я думаю, это очень неплохо - призывать себе на помощь животных.

По материалам: www.kazan.aif.ru

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи 




При использовании материалов ссылка на сайт ДайЛапу.ru обязательна
Web-design =AVA=, e-mail: ava@daylapu.ru, Самара, 2007-2019